Make your own free website on Tripod.com

Ressur1.jpg (22796 bytes)

ПАСХА

Есть одна замечательная особенность, что в ночь на Пасху в храмах появляются люди, которые почти никогда туда не ходят. Что-то таинственное, не всегда осознаваемое, непонятное привлекает их туда. Что стоит за этим?

Есть люди, которые не считают себя христианами, но на Пасху стараются, чтобы у них дома были по крайней мере крашеные яйца, куличи, сырные пасхи.

Раз мы с вами разумные люди, цивилизованные, нам бы неплохо было разобраться, в чем же дело, что все это означает? Откуда пришло и какое отношение все это имеет к христианской традиции? Или же это просто пережитки язычества?

Да, древний человек благоговел перед величием воскресающей природы. Он смотрел на нее иными глазами, и для него природа была и мать, и сестра. Когда после зимнего сна она пробуждалась, воскресала, человек ликовал. Не только потому, что получал в результате этого больше пищи, а потому, что чувствовал какие-то особенные токи изливавшиеся на него из Вечности, из Космоса.

Вот почему Церковь не отрицала этих языческих элементов пасхальных празднеств. Прежде всего, сам кулич пасхальный. На Украине его называют “пасхой”. Что это означает? Собирал человек остатки урожая прошлого года, и, как бы в память и благодарность о завершенных трудах, пек такие караваи, иногда в виде птиц, иногда в виде столбика, как мы обычно теперь делаем.

А “пасха” - это творожная форма с эмблемами воскресшего Христа: ХВ - Христос Воскрес. Ее называют вот именно “сырной пасхой”, чтобы отличать от кулича.

Яйцо - древнейший языческий символ воскресения из мертвых: оно выглядит как мертвый камень, гладкое, неподвижное, но в нем бьется жизнь, в нем скрыто удивительное чудо. Вот это, впоследствии живое, немножко думающее, несомненно чувствующее, красиво двигающееся существо, было скрыто в этом маленьком белом продолговатом шарике. Люди всегда ценили яйцо как символ вечной жизни, оживления, воскресения. Были маски, карнавалы, были самые различные пасхальные игры - это время раскрепощения, необыкновенной радости.

Наверное, каждый знает, что в эти предпраздничные дни дворы церквей заполняются людьми, которые несут свои приношения: куличи, пасхи и яйца. Легко было понять, что они пришли освящать свою пасхальную трапезу.

Для чего, собственно, освящать трапезу? Благословение трапез есть благословение жизни, человеческой радости, человеческого труда, который дает нам возможность видеть эту пищу перед собой. Таков смысл этого обряда.

Ну, а что же стоит за этим? Я в двух словах коснусь этой важной темы.

Земная жизнь Иисуса Христа, Его недолгое свидетельство миру кончилось крахом, глубочайшим провалом, непреодолимой трагедией, потому что ученики Его как, впрочем, каждый человек - они искали торжества над злом, искали внешней победы, жаждали внешнего могущества.

Они видели, что могущество скрыто в натуре Учителя, что Он мог останавливать неодержимого, исцелять больного, мог пройти через толпу, которая пыталась Его схватить, и остаться невредимым. И вдруг все это кончилось, как по мановению ока. Как будто бы там, в ночном Гефсиманском саду, где Он молился о Своей чаше, Его все покинуло.

И дальше начинается самое страшное, потому что Его влекут, как последнего преступника, с позором. Он, перед которым благоговели, вместе с двумя бандитами прибит на позорный столб, и над Ним повешена глумливая надпись. Через короткое время Он испускает дух, молясь за своих убийц, повторяя слова псалма... Все кончилось. Вот на этом и кончилось христианство.

Иные говорят: да, конечно, ученики сохранили о Нем благоговейную память и передали учение. Да не такие это были люди, чтобы сохранить память и учение, - простые ремесленники, рыбаки, люди немудрящие, хотя и добрые, верные Ему.

Но у них на глазах произошла полная катастрофа, которая перечеркнула, одним махом все их надежды. “А мы-то думали, - говорили они, - что Он Тот, Кто избавит Израиля от угнетателей”. А вместе с Израилем и весь мир от зла.

“А мы-то думали...” Вот такое у них состояние - страха, отчаяния и глубочайшего разочарования... Они провели субботу, никуда не выходя. Заперлись и молча находились вот в таком ступоре.

Траур... Это был не просто траур а оплакивание всей мечты своей жизни, всей надежды, всех ставок, которые поставили на этого прекрасного, но заблудившегося человека.

И вот рано утром прибегает Мария Магдалина и говорит: “Я Его видела”. У них один ответ, что бедная женщина помешалась от горя. Но потом приходят еще несколько женщин. Они ходили совершить над Ним последний обряд, помазание. Пришли туда и видят: огромный камень отвален, гроб пуст, сидит юноша в белой одежде и говорит: “Что ищите живого среди мертвых?”. Женщин охватила паника и они убежали в ужасе, будто соприкоснулись с какой-то нездешней, нечеловеческой тайной.

В этот же день, двое учеников шли в деревню близ Иерусалима беседуя между собой и оплакивая свою судьбу, Его судьбу и все это бедствие. Наступал вечер... Кто-то к ним присоединился и пошел рядом с ними. “О чем беседуете, почему так печальны?” - спросил в сумерках Незнакомец. “Да ты разве не знаешь, - ответили они, - о смерти Иисуса Назарянина? Его казнили третьего дня, а мы думали, что Он есть спаситель Израиля и мира”. И вдруг Он ответил: “Вы неразумные и косные сердцем. Еще в Писании сказано, что Спаситель, когда придет в мир, должен пострадать, умереть и восстать”. И Он начал им приводить слова ветхозаветных пророков о том, что Избавитель, приближаясь к людям, вынесет великое страдание, вплоть до смерти.

И вдруг этим ученикам стало легко, спокойно и ясно. Дошли до деревни и сказали Незнакомцу: “Останься, поужинай с нами, день уже спустился к вечеру”. Он вошел к ним, в полутемную комнату. Зажгли лампы, на стол положили хлеб. Он взял хлеб, разломил и благословил его тем самым привычным жестом, который был так знаком ученикам. Они вдруг вгляделись в эти черты и... остались одни вдвоем...Хлеб лежал на столе, крошки хлеба на скатерти, двое учеников в комнате.

Они вскочили и сказали: “Разве у нас не горело в сердце, когда Он нам говорил? Ведь это Он дал нам знак”. И бросились обратно, уже в темноте, в Иерусалим к остальным ученикам. А те заперлись, боясь ищеек и солдат а, когда им открыли, то уже не было ни плача, ни траура, все обнимались, смеялись и говорили: “Он являлся Петру, женщины видели Его!”

Пришедшие рассказали, как узнали Его в преломлении хлеба, - в этом священном акте преломления хлеба. Мы называем это Евхаристией, наша Литургия на этом столе. Мы, верующие, узнаем Его великое присутствие через преломление хлеба.

Потом все сидели вместе, встревоженные, но бесконечно обрадованные, не понимающие еще, что произошло. И вдруг услышали Его голос: “Мир вам”. И Он появился среди них. Ни дверь не открывалась, ни стука они не слышали. Лицо Его менялось постоянно. Его можно было узнать, а можно было и не узнать. Он исчезал так же внезапно, как появлялся...

И, однажды они увидели Его стоящим на горе, и Он сказал им торжественные слова, звучавшие на весь мир, отдавшиеся эхом во всех столетиях: “Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак, идите, научите все народы...”

Значит, дана. Значит, до тех пор, пока Он нес Свой крест на земле, не имел такой власти. Он был подвержен болезням, всем немощам человеческим, и даже смерти. А теперь Он говорит: “Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и Я с вами во все дни до скончания века”.

Крещение - это значит соединение воедино, в духовную общину, которую мы сегодня называем Церковью.

“Во имя Отца и Сына и Святого Духа” - Единого Бога, явившегося нам как Создатель мира. Открывшегося как Божественная Любовь в этом мире, где Он явился. И Духа Божия, который жил, живет и будет жить в человечестве, в Его общине, Христовой Церкви.

“Идите и научите все народы...” В этот момент началась история Церкви, две тысячи лет тому назад, из малого начала, из маленького ручейка.

Что означает Воскресение? Победа Правды. Как говорил великий русский философ Владимир Соловьев, если бы прав оказался Пилат, первосвященники и все темные силы, то жизнь была бы бессмысленна, ибо тогда бы победило зло, сломившее самого прекрасного, самого чистого, безгрешного Богочеловека. Но, как говорит нам Новый Завет, смерть не могла Его одержать.

Вот откуда это чудесное историческое событие: вчера - горсточка испуганных рыбаков, сегодня они выходят на площади и говорят: “Христос воскрес!” Вот, что говорят людям те, которые вчера боялись даже шептать о Нем. Это знают историки, это знает история мира.

Но перед нами факт: как бы из маленького зерна произошел взрыв. Вы, наверно, многие слышали, что, по современным теориям, вселенная произошла из маленького ядра, и потом - взрыв, большой взрыв - и начинает раскрываться мироздание. Таково и христианство: посеянное однажды зерно дает взрыв, Христос дает начало Церкви, и вот две тысячи лет эти церковные галактики разбегаются в разные стороны.

И еще это значит, что Он остался с нами. Вот это самое важное. Например, для меня в Церкви дороги с детства и песнопения, и церковная архитектура, и традиции, и книги, и обычаи. Но все это имело бы преходящий смысл, не более важный, чем традиции древних индейцев или египтян, если бы я не чувствовал, что Он действительно остался, если бы я не слышал Его голоса внутри, отчетливого голоса, более отчетливого, чем иной человеческий голос.

Это тайна истории, тайна земли - Он остался.

Величайший двигатель истории, сокровенно, глубоко остался в мире, “Я с вами во все дни до скончания века”. Он воскрес для того, чтобы присутствовать всюду в нашей жизни. И сегодня каждый может Его найти. Он не историческое лицо, о котором можно вспомнить, а можно забыть. Да, Он жил две тысячи лет назад. Но Он не просто был, а Он есть - в этом вся тайна христианства, разгадка его силы. Христос Воскресе!

о. Александр Мень

Из лекции прочитанной 2 мая 1989г.

Возврат в Меню